Меню сайта

Наш опрос

Какой период в истории города вам наиболее интересен?
Всего ответов: 1049

Форма входа

Поиск

Нарва вчера

Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Дела давно минувших дней » Это было давно

О самой первой в Нарве каменной православной церкви из дошведской эпохи с экскурсом в историю города. Лекция архитектора А.П. Аплаксина.
Хронология публикаций частей статьи 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9-Окончание соответственно 12.05, 19.05, 14.06, 20.07, 25.08, 14.09.2013 года, 18.01, 18.05, 22.11.2014 года.

Часть девятая. Окончание.

««Видно, что старушка-Нарва современных жителей не
любит, хотя, откровенно сказать, и любить-то их не за
что; скажите: зачем они ломают старые дома, а взамен
их строят новые, современной моды, зачем они окошки
пробивают в сажень величиной, и туда зеркальные
стекла вставляют, зачем уничтожают старые детали, не
умея воссоздать взамен их новые, старым равноцен-
ные, - да разве перенесешь все эти зачем?»

Архитектор А.П. Аплаксин.

Когда войдешь вовнутрь торговых помещений, находящихся в Ушеровском доме, то ясно видны следы того, что внутренняя каменная стена, идущая вдоль фасада, была когда-то не внутренней, а наружной стеной. Задняя половина дома делится двумя каменными стенами на три части, из коих средняя значительно больше боковых, между собой приблизительно равных. В то время, как средняя часть перекрыта плоско деревянными балками с грубой подшивкой, боковые два помещения перекрыты одинаково сводами. Своды эти состоят из пяти почти ровных арок с нарастающими центрами, т.е. по щекам перекрытых проемов идут параллельные между собой арки, рядом с ними ближе к центру опять арки, но пятами и шалыгами выше первых, а средняя арка еще выше расположена, и в пятах ее еще устроены распалубки. Такой способ сводчатого перекрытия очень типичен для древнейших каменных сводов, находящихся в храмах Новгорода и Пскова. Арки эти направлены вдоль здания. (т.е. арки в этих помещениях были расположены параллельно Вышгородской улице. Прим.misha)

Шелыга или Шалыга - изначально архитектурный термин - верх свода, замковый камень или ряд замковых камней при протяжённом своде.
Пята́(от праславянского *pęta — толстая часть), (арки, свода) - верхний камень (или ряд камней) опоры, на котором покоится арка или свод.
Распалубкачасть свода, образованная пересечением двух взаимно перпендикулярных цилиндрических поверхностей. Р. обычно устраиваются при расположении верхней точки проёмов выше пяты основного свода


Схематичное изображение распалубки

(Р. образуют малые своды, радиус которых определяется шириной проёма).
К примеру:


на фото помещение, перекрытое полуциркульным сводом с Р. под оконные и дверные проёмы (справа классическая Р. (см. рисунок выше со схематичным изображением распалубки) для дверного проёма, а слева Р. под оконные проёмы несколько изменённой конструкции, т.е. ниши под оконные проёмы заужены путём обрезания ниш, образующихся при традиционной Р., дополнительно слева и справа двумя вертикальными параллельными плоскостями. В результате правая стена помещения и правая половина свода оказались прорезаны большим количеством ниш под окна, хотя и более узких, чем при традиционной конструкции Р.)

Для тех, кому вышеприведённых терминов и определений оказалось недостаточно для понимания конструкции свода описываемого А.П. Аплаксиным, и кто хочет более ясного понимания того, что из себя представляет сводчатое перекрытие из арок с нарастающими центрами, необходимо устроить маленький, но более глубокий архитектурно-строительный ликбез по конструкции арочных полуциркульных сводов и связанной с такой конструкцией сводов терминологией.


Фиг. 1. Полуциркульный свод (С.).
1) W — опоры, устои или опорные стенки, а в церковных постройках при купольном покрытии — пилоны, на которые С. упирается;
2) S — «щековые стены», стены, ограничивающие С. сбоку и не подвергающиеся давлению от него; если их нет, то С. называется открытым, и тогда видна H — «щека С.»;
3) L — внутренняя поверхность С.(внешняя нижняя кладка С.) , в данном случае прямой цилиндр;
4) В — внешняя поверхность С. (верхняя поверхность кладки свода), в данном случае также прямой цилиндр, радиус которого больше радиуса цилиндра образующего внутреннюю поверхность С. – «L» на толщину кладки свода;
5) пространство между внешней поверхностью С. – «B», горизонтальной плоскостью и продолжением опор, заполняемое забуткой при выравнивании С. под горизонтальную плоскость (при наличии второго этажа – это обычно пол помещения над сводом), наз. «пазухой С.»;
6) кривая линия абс, движением которой может быть образована внутренняя поверхность С., называется «образующей дугой или кривой направляющей С.»; концы ее а и с — начальными точками, а расстояние между ними — «отверстием», или «пролетом, С.»; середина этого расстояния M определяет положение оси С., а высшая точка «кривой направляющей» – точка b называется «вершиной С.»; возвышение этой точки над линией ас наз. «высотой, или стрелой подъема С.»;
7) прямая ad, по которой передвигается начальная точка при образовании С. наз. «началом С.», а плоскость, определяемая начальными линиями (прямые линии слева и справа в основании свода. Прим. misha) — «начальной плоскостью»; линия, описанная вершиной С. (прямая линия по центру свода, в его наивысшей точке параллельная начальным линиям. Прим. misha)., при образовании внутренней его поверхности, называется «шелыгой» (Протяжённость «шелыги» равна длине свода, т.е. расстоянию между щеками свода при открытом своде или от одной щековой стены до противоположной щековой стены при закрытом своде. Прим. misha);
8) «пятой С.» называется верхняя поверхность опоры в месте сопряжения ее со С., а первый камень С. от «пяты», обозначенный на рис. А — «пятовым камнем»; камень, наивыше лежащий в поперечном сечении, называется « замковым».
Источник: http://omop.su/1000/07/140439.php

Теперь мы можем по нижеприведённому рисунку легко представить себе сводчатое перекрытие из арок с нарастающими центрами.


На представленном рисунке схематично показано прямоугольное помещение перекрытое сводом, образованным арками с нарастающими центрами. Помещение для наглядности рассечено вертикальной и горизонтальными плоскостями и показано в аксонометрической проекции так, как будто мы смотрим на него снизу вверх.

(Какого вида распалубки увидели исследователи в пятах средней арки свода из арок с нарастающими центрами можно только предполагать с той или иной степенью вероятности. Точный ответ могли бы дать фотоснимки, которые делались при такого рода исследованиях специалистами Общества Защиты и Сохранения в России Памятников Искусства и Старины (ОЗСРПИиС) прим. misha).

Из произведенного нами исследования, описанного здесь в сжатой форме, мы позволяем сделать некоторое заключение, а именно: Было время, когда дом Ушера, не имев наружной стены, выходящей на Вышгородскую улицу, образовывал тем самым перед зданием площадку. В середине старой стены был вход, ведущий в паперть, на обеих сторонах паперти, или трапезы, были небольшие помещения – нечто вроде часовен, – над которыми могли помещаться звонницы, за трапезой в ее же ширину, определяемую остатками существующих во дворе стен, шел храм, заканчивавшийся алтарем. Перед нашими глазами рисуется план храма, несколько необычный для русского храма, но, тем не менее, возможный. Этот план, нам думается, явился слабым отражением западного готического плана, где по бокам входной части располагались башни. Единственно видимый архитектурный мотив – три впадины – также создан подражательно. В русской архитектуре он был логичен, а здесь – только декоративен – это лишь отклик новгородских мотивов. (высказанное А.П. Аплаксиным мнение, это всего лишь его гипотетическое предположение о внешнем виде храма в основе, которого лежат результаты осмотра тогда ещё существовавшего здания, хорошее знание стилистических особенностей древнерусской и западной церковной архитектуры и, как мне кажется, богатая и неуёмная архитектурная фантазия опытного зодчего в условиях отсутствия необходимого фактического материала. Впрочем, он и сам не отрицает, что нарисованный им образ храма мог и не быть именно таким в действительности, отметив к тому же, что описанный им внешний вид не характерен для русского храма. Примеч. misha)
Но в романской архитектуре такой прием всегда был возможен в сооружениях незначительного размера. Несомненно, что здесь, в Нарве именно, трудно было бы искать чистоты форм. Православным досталось видеть храм русский, мы уверены, что строили его псковичи, а обстановка, незаметное, но, несомненно, имевшееся влияние среды, местных вкусов, до известной степени, европейской культуры сильно, вероятно, отразилось на характере и деталях этой концепсии. Изображая план и даже фасад бывшего Богородицкого храма, мы далеки от мысли утверждать, что это было именно так. В данном случае это есть предварительное изображение идеи, служащее лишь для иллюстрации ее. Несомненно, более тщательные исследования, подробное техническое изучение памятника, наконец, даже весьма возможно, где-нибудь сохранившийся вид храма дадут сразу и более точное, и определенное изображение Богородицкого храма. Конечно, это будет лишь теоретическое упражнение, т.к. сейчас никто даже и не думает о восстановлении храма. Хотя, конечно, осуществление было бы возможно. Восстановленный храм в Овруче, кажется, имел еще меньше данных для восстановления и, однако, ныне восстановлен. Что же касается намерений Ушера разделить второй этаж этого здания под жилые помещения, на что он, как частный владелец, несомненно, по нашим законам имеет полное право, то приходится сильно жалеть о такой возможности. Ведь дом-то очень и очень старый, в нынешнем виде он существует минимум с 1684 г. и, конечно, тогда он совсем изменит свой вид. Надо помнить, что в нем нет лестницы для второго этажа, есть одна только труба для печей. А что будет с фасадом по Раздельной?


Фрагмент снимка, сделанного с борта немецкого пассажирского дирижабля LZ-127 «Граф Цеппелин», совершавшего полёт в 1931 году в Советскую Арктику.

(обратившись ещё раз к фрагменту фото, сделанного с дирижабля «Граф Цеппелин, ранее уже опубликованному в седьмой части статьи, мы увидим провидчески предсказанные Андреем Петровичем Аплаксиным изменения в облике зданий, обозначенных на фрагменте плана Нарвы №№ 50 и 51 (см. часть восьмую статьи), произошедшие с ними к 1931 году, так сказать в натуре. Дом Ушера к этому времени потерял выразительную крышу, крытую черепицей, она была переделана в обычную, при этом исчез, конечно, и высокий характерный для средневековых зданий фронтон, выходивший на улицу Раздельную (Вахе-Vahe tn.) Прим. misha).
Почти тоже самое можно сказать и относительно предположения об устройстве музея. Вероятно, и для него потребуется значительная ломка стен, как нужна будет лестница, окон на Вышегородскую улицу, наверное, не хватит, новые двери нарушат типичную стильность здания.


В последующее время после осмотра дома А.П. Аплаксиным по фасаду здания со стороны улицы Вышгородской в результате приспособления его под нужды владельца и арендаторов на первом и втором этажах, действительно, были пробиты многочисленные проёмы окон и дверей, что мы и видим на фрагменте фото 1943 года, также уже публиковавшемся в седьмой части статьи.

Не говоря уже о том, что с материальной стороны это предприятие не кажется нам возможным, т.к. Ушер за свой дом хочет 10 тысяч, да переустройство его будет стоить 7-8 тысяч рублей. А такие деньги найти очень трудно, особенно когда нет сочувствия со стороны местных людей, вместо помощи занимающихся сочинением «едких» ответов. Так что даже восстановление храма, которое потребовало бы еще больших средств, кажется нам более возможным в осуществлении. На постройку храмов Русь православная всегда была ... (нрзб.). «И дают, дают прохожие...», а если кто и не дает, то, по крайней мере, не осудит.

Возможно, мы продолжим знакомство с Богородицким храмом в другой публикации, из которой узнаём о ещё одном доступном нам мнении о внешнем виде Богородицкого храма, которое высказал известный шведский искусствовед Стен Карлинг в своём исследовании «Narva, eine Baugeschichtliche untersuchung von Sten Karling». Надеюсь, что статья на основе главы из книги о русских средневековых церквях в Нарве будет размещена на сайте со временем. Тогда каждый пользователь сможет сравнить два мнения этих учёных мужей о внешнем виде Богородицкой церкви и попробовать самостоятельно оценить какое из представлений, на его взгляд, ближе к реальному внешнему виду существовавшего здания. (Примеч. misha)

Основа опубликованной статьи: текст доклада А.П.Аплаксина с сайта http://aplaksin.ru/
Использованы также другие материалы из интернета.
Категория: Это было давно | Добавил: misha (22.11.2014)
Просмотров: 563 | Комментарии: 5
Всего комментариев: 5
avatar
0
1
Спасибо, misha. Очень интересно.
Конечно, также интересно и мнение Карлинга.

misha, хорошо бы еще сделать ссылки на "продолжение следует" в конце каждой главы на следующую. Я не знаю как добавить в календарь статьи (по датам выдает только новости на главной)
avatar
0
2
Т.е. со всех точек зрения удобнее расположить хронологию
с активными ссылками и в кратком описании и в полном тексте
публикации?
avatar
0
3
или поставить ссылку на "продолжение" smile
avatar
0
4
Тогда только на следующую часть можно выйти, а сейчас же
всё универсально, всё что душе пользователя угодно: можно
выйти из любой части статьи в любую другую её часть, хоть
на следующую, хоть на предыдущую, или вообще любом по-
рядке, - как и должно быть в настоящем компьютере.  biggrin
avatar
0
5
Участвуя в декабре 1913 года, в V съезде русских зодчих, проходившем в Москве. Андрей Петрович Аплаксин выступил с докладом: «Регистрация памятников искусства и старины - метод их охраны», в котором он поделился опытом работы Комиссии по регистрации памятников искусства и старины С-Петербургской Губернии. Выдержка из доклада А.П.Аплаксина: "... в 1912-м и 13-м годах летом Комиссия снаряжала экскурсии для поисков памятников старины. Дело происходило следующим образом. В уезд посылался агент Комиссии, непременно лицо с архитектурным образованием и достаточно подготовленное к распознанию стилей и знакомое с археологией, ему в помощь давался фотограф. Двигаясь по особому маршруту, этот агент переезжал от деревни к селу, от усадьбы к монастырю, записывал все, что ему представлялось важным и интересным, предлагая фотографу делать снимки с объектов, его заинтересовавших. Если встречалась интересная постройка: изба, помещичий дом, церковь, он делал кроки плана, разреза и фасада с показанием главных размеров. Опрашивал местных людей об имеющихся памятниках, если оказывалось необходимым, дополнял маршрут и со всем материалом возвращался в Петербург, где приводил в порядок собранные документы. Поездка продолжалась месяц, и месяц же шел на составление отчета. Езды на лошадях совершалось около тысячи верст, фотографий представлялось двести штук, рисунков с натуры, чертежей – около пятидесяти листов форматом в пол листа писчей бумаги и тетрадь записок. Таким образом в уезде зафиксировалось около сорока памятников. Такая регистрация называлась у нас рекогносцировочной. На следующее лето, когда значение каждого памятника было уже оценено в Комиссии, для точных обмеров наиболее важных из них посылался снова архитектор, который уже окончательными чертежами, детальными рисунками и фотографиями точнейшим образом иллюстрировал памятник, а исследованием конструкций, материалов определял изначальный вид памятника и все наслоения на нем, появившиеся за время его существования. Таким образом рекогносцировочной регистрацией охвачены три самых крайних уезда Санкт-Петербургской Губернии: Ладожский, Гдовский и Лужский; обмеры важнейших памятников произведены в Гдовском и Ладожском уездах, на будущий год (1914 прим. misha) рекогносцировка будет происходить в Ямбургском уезде, в г. Нарве, а обмеры – в Лужском и Ладожском уездах."
Успели ли специалисты комиссии провести рекогносцировочную регистрацию исторических памятников Нарвы в 1914 году неизвестно, но если она была проведена, то надо полагать на 1915 год наверняка были бы запланированы и проведены, судя по той энергичной и настойчивой, хорошо продуманной и организованной, основательной предыдущей работе комиссии по регистрации памятников старины, полные обмеры и регистрация с фотофиксацией  многих памятников Старого Города Нарвы. В этом случае мы имели бы сегодня большой объем интереснейших ценнейших материалов и возможность основательного ознакомления с ними, и, чем черт не шутит, совершенно, может быть, другое отношение к восстановлению разрушенных и исчезнувших в ходе бурных катаклизмов XX века великолепных нарвских памятников искусства и старины разных исторических эпох. Но к величайшему сожалению не сложилось... Этой чрезвычайно нужной работе помешала начавшаяся мировая война, потом последовавшие драматические события развала страны, а вслед за ними и еще одна мировая война. В итоге все эти исторические вихри проблему регистрации памятников старины, сначала сделали неактуальной, потом она и вовсе была снята с повестки дня из-за их исчезновения... А уж о том, что за многие многие десятилетия вплоть до настоящего времени можно было бы взять и достойно их восстановить и реставрировать, и говорить не приходится... O tempora! O mores! cry Как жаль... cake  sad
avatar