Меню сайта

Наш опрос

Какой период в истории города вам наиболее интересен?
Всего ответов: 2291

Форма входа

Поиск

Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Кирпичная тема » Кирпичные истории

Музей на шести сотках
Обитатели садоводства «Климовец», что находится возле Шуваловского парка на северной окраине Петербурга, давно уже привыкли к звукам самодельного карильона, исполняющего мелодию Рахманинова. Его создатель Владимир Николаевич Моргачев – коренной ленинградец, почти всю жизнь проживший на Петроградской стороне. На своем участке в шесть соток он устроил настоящий музей под открытым небом.
 
 
По профессии Владимир Моргачев инженер-строитель, а по жизни – собиратель старинных кирпичей и всевозможных предметов ушедшего «уличного быта». Отношение к кирпичу у него особое – это не просто строительный материал, он как частица истории, заключающая в себя память о прошлом. А потому главная составляющая его музея на дачном участке – коллекция петербургских дореволюционных кирпичей с клеймами кирпичных заводчиков. Эти экспонаты не просто выставлены на всеобщее обозрение, а выполняют функциональную роль: они в буквальном смысле вмонтированы в фасады дачного дома. Кроме того, из старинных кирпичей сложена летняя печка возле крыльца, гостевое «кресло» и даже «трон» самого собирателя этого богатства. – Считается, что архитектура – это музыка, запечатленная в камне, – говорит Владимир Моргачев. – Если продолжить эту мысль, то камни – это ноты, из которых эта музыка создана. И когда я беру кирпич, то ощущаю тепло рук, создававших его, чувствую сопричастность мастерам, вложившим в него свое умение, труд, талант. Ведь каждый «именной кирпич» это не одна страница петербургской истории. Будучи конструктором, я не перестаю удивляться свойствам кирпича – его долговечности, стойкости, огнеупорности. Всякий раз, оценивая конструктивные особенности старинных зданий, возведенных из кирпича, поражаюсь: как можно из такого, казалось бы, совсем простого материала складывать огромные арки, своды, купола?.. Коллекцию кирпичей Владимир Моргачев начал собирать с 1975 года, когда садоводство только начало обустраиваться, но тогда даже и не предполагал, что она окажется такой масштабной. Первые старинные кирпичи были найдены в груде строительного мусора, которым засыпали бывшие торфяные болота близ садоводства. Когда ломали старые дома – брал кирпичи с их развалин. К своим экспонатам Владимир Николаевич относится очень серьезно: происхождение большинства кирпичей точно зафиксировано в каталоге. Всего же в его коллекции более ста различных кирпичных клейм. Примечательно, что собрание выходит далеко за пределы Петербурга. От Владивостока до Калининграда – таковы его географические границы. Здесь есть кирпичи из тракайского замка в Литве и даже из индийской столицы Дели, в которой однажды довелось побывать самому Владимиру Николаевичу. Но самый редкий кирпич – из стены Московского Кремля. В свое увлечение Владимир Николаевич вовлек целый круг людей, ставших его бескорыстными помощниками. Благодаря им в коллекции появились кирпичи даже из бывшего Кенигсберга – из того самого кафедрального собора, возле которого похоронен Иммануил Кант. Однако одними только кирпичами музей Владимира Моргачева не ограничивается. Тут можно обнаружить старые номерные таблички, флагодержатели, детали лестничных оград – все то, что в разные годы, ремонтируя фасады и внутренности домов, посчитали хламом. И совсем не случайно на стене из старинных кирпичей красуется надпись «Кирпичный переулок», а в одном из самых дальних уголков участка можно наткнуться на «Плуталову улицу». А ведь Плуталова улица на Петроградской стороне совсем недалеко от Лахтинской, где Владимир Николаевич пережил блокаду. Отец был шофером на Дороге жизни, там и пропал без вести в декабре 1941 года. Блокадная память для Владимира Николаевича священна, потому неприкосновенны «именные» деревья, посаженные на его дачном участке друзьями детства, мальчишками из блокадного Ленинграда. А безымянную улицу в садоводстве, где стоит его дом, он мечтает назвать улицей Мира. – В память о последних днях Второй мировой войны, когда американцы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, – говорит Владимир Моргачев, – я поставил на участке памятный знак – морской буй, издалека очень напоминающий бомбу. Это своего рода «бухенвальдский набат». Одновременно напоминание, предостережение и призыв: берегите мир!
 
Сергей ГЛЕЗЕРОВ
Санкт-Петербургские Ведомости. Выпуск № 174 от 16.09.2010
Категория: Кирпичные истории | Добавил: tellis (17.09.2010)
Просмотров: 1770
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *:

,,,,,,