Меню сайта

Категории каталога

Наш опрос

Какой период в истории города вам наиболее интересен?
Всего ответов: 2086

Форма входа

Поиск

Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Источники » Публикации

«Из Нарвы» - 1868 год. Статья Ругодивцева.

Из Нарвы

«Наш город богат остзейско-немецкими учреждениями и общинами. У нас есть магистрат, фогтейский суд, сиротский суд, полицейское отделение магистрата, строительная коммисия, большая немецкая гильдия. Малая немецкая гильдия, остзейское сословие литераторов, состоящее из восьми человек и, наконец, есть у нас общество археологическое. Это археологическое общество, титулуясь «нарвским», основано бюргерским обществом в 1864 году. Но, не смотря на более чем четырёхлетнее своё существование, оно так мало известно русским, жителям нашего города, что последние знают это общество только по слухам и догадкам. Между тем археологическое общество существует в городе, где жителей 5.915 человек, имеет печатный устав и члены его ежемесячно, за исключением летних четырёх месяцев, собираются для заседаний. Кроме того, о занятиях каждого заседания общества печатаются в нарвской типографии маленькие брошюрки. Что же это такое за археологическое общество? Цель его заключается в собирании и разработке сведений, относящихся к истории города, в приобретении и сохранении всевозможных предметов к какому бы времени они не принадлежали, но особенно тех, которые находятся в каком либо отношении к истории города. Нечего и говорить, что цель общества благотворная; оспаривать её никто не будет; напротив, каждый здравомыслящий человек пожелает побольше подобных учёных обществ в городах нашей матушки России, которая, по настоящий день, для многих есть terra incognita. Но наружность, говорит русская пословица, обманчива. Вся суть нашего археологического Общества заключается не в одной его цели. Нарвское археологическое общество – общество не русское, а немецкое, хотя существует в России, в столичной губернии и в уставе общества, напечатанном по-русски, ничего не говорится о немецком языке, на котором печатаются отчёты общества и ведут беседу в заседаниях члены его. Затем, общество это прозывается учённым, археологическим обществом, но, тем не менее. Оно есть общество цеховое, замкнутое, как и все остзейско-немецкие общества. Оно доступно только бюргерам, т. е. членам большой гильдии, основателям его и лицам, которые стоят в непременной связи с городскими общинами. Для всех же других лиц, как заявляет устав, нарвское археологическое общество недоступно (# 2). Посторонний человек, попавший в члены этого общества, должен, некоторым образом, считать себя счастливцем, так как означенный выше состав лиц нашего археологического общества предоставляет себе право приглашать посторонних лиц, и притом, только тогда, когда сочтёт это сообразным со своею целию (# 2). Какое, подумаешь, счастье для учёного человека быть сообразным с целию нарвского археологического общества! Но обратимся к непременным членам археологического общества, которые, по мнению биргерского общества, стоят в непременной связи с городскими общинами. Кто они такие? Благодаря откровенности, с какой составлен бюргерами устав нашего археологического общества, мы узнаем их; эти члены следующие: бургомистр юстиции (*), бургомистр коммерции и полиции, учёные ратсгеры, председатель фогтейского суда (**), секретарь магистрата, протонотарий магистрата, нотарий фогтейского суда, пасторы немецкой церкви св. Iоанна, пасторы шведо-финской церкви св. Михаила, директор церковного (конечно, немецкого) училища св. Iоанна и городской врач.

[(*) В нашем городе бургомистра юстиции не существует уже около пяти лет, его обязанности соединены с обязанностями бургомистра коммерции и полиции. Для усиления полицейской власти в городе, к нам прислали, за последнее время, из Петербурга, жандармского майора с нижними чинами.
(**) Один из учёных ратсгеров, которых в магистрате должно быть четыре.]

Прибавлять к этому перечню лиц, поддерживающих в нашем городе обломки остзейско-немецкой цивилизации, что все они немцы, кажется, не следует. Это понятно без всяких объяснений. Я только замечу, что большая часть этих непременных членов нашего археологического общества выходит из археологического остзейского сословия литераторов. Что же касается представителей русских городских общин, как-то: православных священников, смотрителя всех нарвских училищ, старшин купеческих и мещанских обществ и многих других лиц, которые стоят в непременной связи с городскими русскими общинами, то бюргерское общество (т. е. большая гильдия) не пригласила их в непременные члены созданного им археологического общества. Оно, по всей вероятности, сочло неприличным приглашать в непременные члены этого общества представителей современной жизни города. Бюргерское общество пригласило в непременные члены археологического общества только тех лиц, которые стоят в непременной связи с городскими археологическими общинами. Русские же общины, составляющие активную силу современной городской жизни, не могут быть причислены к археологическим; стало быть, и представители их, стоящие в непременной связи с ними, будучи в то же время и представителями современной жизни города, не могли занять ни какого места в панораме археологических редкостей нашего остзейско-немецкого археологического общества. Так, по крайней мере, думаем мы о причине устранения бюргерским обществом от постоянного участия в археологическом обществе представителей современной жизни города и о принятии существующих и не существующих представителей немецкой жизни. Может быть, были и другие причины. Но мы их не знаем.

Все члены нашего остзейско-немецкого археологического общества делятся на почётных (Ehrenmitglieder) и действительных (ordentliche Mitlieder) членов/ Последние обязаны ежегодно, в первой половине января, вносить вперёд за год три рубля серебром. Член, не внёсший этих денег, считается выбывшим из общества. Кроме членов почётных и действительных, в нашем остзейско-немецком археологическом обществе существуют ещё двоякого рода члены. Я говорю о членах-корреспондентах и членах-гостях. В уставе общества о членах-корреспондентах ничего не говорится; но они, тем не менее, существуют. В печатных отчётах о заседаниях нашего археологического общества, где обозначается число членов общества почётных, а затем действительных, число членов-корреспондентов общества постоянно выделяется из общей цифры членов действительных, словом, worunter. Что касается отношений членов-корреспондентов к нашему археологическому обществу, то это, по всей вероятности, известно только Аллаху, да нарвскому бюргерскому обществу; в уставе археологического общества ничего не говорится. Совершенно иное должно сказать о членах-гостях нашего археологического общества. Правда, в уставе общества им не посвящён отдельный параграф, но за то есть одна строчка, из которой читатель вынесет более, чем из другого параграфа. Членом-гостем нашего археологического Общества может быть только почётный или действительный член Общества. Что это такое, спросить читатель, награда за учёные труды, или степень повышения за долголетнее пребывание членом археологического Общества? Ни то, ни другое. Дело в том, что наше археологическое общество – остзейское, цеховое, а потому и привычки и разные причуды имеет тоже остзейские, цеховые. Заседания Общества происходят, как известно, в зале большой немецкой гильдии. В следствии этого все члены нашего археологического Общества, как напечатано в 10 # устава, которые не из бюргеров (т. е. членов большой гильдии) должны считать себя только состоящими в гильдийской зале. Таким образом, от одного только места заседания нашего доморощенного археологического Общества, почётный или действительный член его может превратиться в члена-гостя. И в то же время. Если разжалованный или почётный член Общества оставит гильдейское зало, где заседает археологическое Общество, то он снова получает свои прежние членские права. Между тем, членов бюргерского общества находится в нашем городе, всего-на-всего, не более 20 человек, а почётных и действительных членов нарвского археологического Общества, которые во время заседаний Общества, превращаются в гостей и служат украшением, шпалерами гильдейского зала, насчитывается около 150 человек!..

Превративши, при помощи остзейско-немецкой казуистики, почётных и действительных членов нашего археологического Общества не из бюргеров в членов-гостей, члены бюргерского Общества, составители устава пошли дальше. Нарвского археологическое Общество (т. е. его библиотека и музей) помещается в гильдейской зале; стало быть, есть вещи этого Общества и собранные для него предметы, словом, всё собрание древностей (а следовательно и все будущие пожертвования) составляют, как читаем в 10 # устава, собственность бюргерского Общества (*).

[(*) Замечательно, что в 6 # устава Общества сказано: «все находящиеся уже в гильдейской зале или могущие ещё поступить в обладание гильдии (большой) книги, рисунки. Древние снаряды и другие предметы, рано как и всё то, находится в гильдейской зале, остаётся на всегда собственностью археологического Общества». Между тем, в 10 # читаем; «Ключи гильдейской залы должны быть в руках альтерцсона (старшины) большой гильдии, потому что, как гильдейская зала, так и хранящееся в ней собрание древностей составляет собственность биргерского общества.» Несмотря на явное противоречие этих двух параграфов устава, мы верим последнему параграфу. Кроме некоторых других параграфов устава, подтверждающих 10 #, т. е., что археологическое Общество есть собственность большой гильдии, весьма ясным подтверждением его служит то, что большая гильдия, получивши, как увидим ниже, для археологического Общества, дворец Петра Великого, распорядилась с ним так, как распоряжается только собственник имущества.]

Само собою разумеется, что после подобного образчика остзейско-немецкого измышления, кажется, не следует доказывать, что нарвское бюргерское общество страдает незнанием логики, или, просто-на-просто, лишено, для понимания некоторых предметов, здравого смысла. Руководясь логикою нарвских бюргеров, необходимо допустить, что каждый, явившийся в нашу квартиру, капиталист не имеет права считать своею собственностью, находящиеся в его кармане, тысячи рублей. Эти тысячи должны принадлежать не хозяину кармана, которому оне действительно, принадлежат, а нам, занимающим квартиру. Но такой взгляд на право собственности, скажут многие, слишком дик, а между тем, он существует и не в одном только бюргерском обществе нашего города. В остзейском крае, ещё по настоящее время, можно найти забавников, которые доказывают, что не остзейцы (т. е. городские жители Балтийского поморья, сиречь – онемеченные чухны и тамошние землевладельцы должны быть русскими в России, а русские должны быть остзейцами в России… Подите, докажите им, что они говорят вздор…

Библиотека нарвского археологического Общества весьма скудна книгами. Всех книг на русском, немецком, французском и других языках насчитывается в ней около тысячи экземпляров; карт, планов и рисунков не более 150, а манускриптов около 50. Притом необходимо заметить, что особенно скуден в библиотеке нашего археологического Общества отдел книг и статей, относящихся к истории города и ближайших к нему местностей; библиотека Общества не имеет даже сочинения А. де-ла-Гарди «Нарва и ея достопримечательности 1838 г.». Кроме книг, карт, планов, в археологическом Обществе можно встретить собрание различных бумаг, на которых находятся собственноручные подписи наших государей и государынь, начиная с Петра Великого, затем, манифестов и других различных документов прежнего времени, между которыми обращает на себя внимание посетителей подорожная, на гербовой бумаге, с печатным бланком, выданная в царствование императора Константина Павловича. Что касается собрания нарвским археологическим Обществом редкостей и предметов древности, то оно, хотя и не может быть названо достаточным, но, тем не менее, посетитель Общества обратит своё внимание на многие собранные предметы. Кроме некоторых киргизских вещей (случайно доставшихся Обществу), боярской вилки (найденной, впрочем, в Нарве, около замка Ивангорода), бюста Плетенберга (привезённого из остзейского края) и некоторых других общеизвестных предметов, посетитель нарвского археологического Общества найдёт в нём прежние рыцарские латы, каски, палаши, ивангородские ядра XVI стол., английские ядра, которыми учёные мореплаватели, в 1855 году, думали сбить батареи на устье реки Наровы; весьма заметное число древних монет различных государств; медали, выбитые в память каких-либо событий, и некоторые другие предметы древности. Между медалями, собранными нарвским археологическим обществом, бросаются в глаза каждого посетителя медали, выбитые Петром Великим в память победы под Нарвою, и затем, весьма редкостная, и чуть ли не единственная в настоящее время, медаль, выбитая Карлом XII в память победы под Нарвою над Петром Великим. Вместе с мелочными редкостями и предметами древности, члены большой гильдии успели приобрести для археологического Общества и редкостный дворец императора Петра Великого, со всеми вещами, хранящимися в нём. Я говорю, что члены большой немецкой гильдии успели приобрести для археологического Общества, как памятник древности, дворец императора Петра Великого, но, тем не менее, дворец этот не принадлежит археологическому Обществу, а составляет собственность членов большой гильдии. В поданном большою гильдиею прошении мы читаем: «имея в виду, что в числе нарвских памятников древности заключается также домик, или так-называемый дворец императора Петра Великого, с хранящимися в нём разными предметами и вещами прежнего времени, которые, находясь в весьма близком отношении к истории города Нарвы, не могут не иметь весьма важного значения для здешнего (т. е. нарвского) археологического Общества, главную цель которого составляет именно собрание и хранение предметов древности, а потому… члены большой гильдии просят о передаче дворца, со всеми хранящимися в оном вещами и вообще принадлежащим к нему имуществом в полное распоряжение и собственность нарвских граждан большой гильдии.» (*).

[(*) Все документы о передаче дворца большой гильдии см. Vierzehnten Sitzung d. Narvaschen Alterthums-Gesellschaft/ Narva/ 1866/]

Нечего и говорить, что большая гильдия по этому прошению получила дворец Петра Великого «в полное распоряжение и собственность», но, впрочем, с тем условием, «чтобы она (то-есть большая гильдия) сохраняла древности дворца в настоящем их виде, поддерживала ремонтом и отапливала дворец на свой счёт». В конце 1865 года было получено разрешение о передаче дворца инженерным военным ведомством большой немецкой гильдии в полное распоряжение; в половине лета 1866 г. начались переделки нижнего этажа дворца для мужской немецкой церковной школы, а 18-го января 1867 г., после пения под аккомпанемент органа нарочно напечатанных для этого случая стихов (Lieder bei der Festlichen Einweihung der Knabeuschule) и после нескольких речей была открыта во дворце Петра Великого церковная остзейско-немецкая школа для мальчиков и русская память об этом дворце была запита собравшимися на это остзейское торжество рюмкою рейнвейна и портвейна. Таким образом перешёл во владение большой гильдии для устройства остзейско-немецкой школы тот дом нашего города, который во время приступа 1704 г. был взят самим Петром Великим, а после взятия города куплен и отстроен им для своего дворца. Но память о дворце Петра Великого не умрёт в нашем русском населении. Ещё по настоящий день русские люди вместе с духовенством посещают дворец в день празднования победы под Нарвою и совершают в одной из его комнат литию по усопшему императору. И эта молитва, переходящая из рода в род, из поколения в поколение, на долго сохранит память о дворце, где жил и пировал со своими приближёнными преобразователь России и покоритель Нарвы.

О каждом заседании нарвского археологического общества печатаются на немецком языке, страниц в 12, а иногда и в 20, маленькие брошюрки, которые должны быть названы отчётами о занятиях общества. Эти отчёты археологического общества, или протоколы, как называют их наши немцы, в продаже не находятся и, не будучи членом общества, их весьма трудно достать. Содержание отчётов определяется занятиями общества. Кроме общей цифры состоящих в обществе членов, списка вновь подаренных или приобретённых книг, манускриптов, планов, карт, медалей, монет и других предметов древности, некрологов, если член общества отправится ad patres, в каждом отчёте можно найти заметку или статейку, относящуюся к истории города или ближайшей к городу местности. Все эти заметки и статейки читаются во время заседания членов общества. При этом необходимо сказать, что большая часть напечатанных в отчётах нашего археологического общества заметок и статеек должна быть отнесена к выдержкам из напечатанных немецких сочинений, или переведена с языков шведского или русского, на котором все члены общества весьма свободно объясняются, читают книги, а иные даже печатают свои заметки. Оригинальных заметок и статеек в отчётах археологического общества находится весьма ограниченное число. Большая часть их принадлежит г. Ганзену, секретарю общества, недавно оставившему навсегда как наш город, так и наших братьев большой гильдии, между которыми он был выборным старшиною. Кроме заметок г. Ганзена, попадаются заметки гг. Ротхирка, Русвурма и некоторых других лиц. Г. Ганзен в своих заметках не пускается в разноглагольствование и ограничивается простым описанием памятников Нарвы. Статьи русских членов хотя и печатаются в отчётах нашего археологического общества по-русски, но с немецким переводом. Чтобы составить понятие об учёных трудах нашего археологического общества, я постараюсь обратить внимание хоть на одну статью. В протоколе, например, десятого заседания напечатана статья: «Иван-город, замок Шелонской пятины господина великого Новгорода». Автор её рассказывает события политические и отчасти религиозные и административные, совершившиеся на Шелонской пятине со времени покорения её новгородцами; а когда, в конце XV века, на Девичьей горе этой пятины был заложен замок Иван-город, то он указывает только на события политические и отчасти религиозные и административные, которые связаны с дельнейшею историею замка, или, по крайней мере, с его именем. Такова задача статьи, но выполнение её, не смотря на хронологический и весьма краткий рассказ, из рук вон плохо. Небрежность автора к историческим источникам поразительна. Отсутствие места в письме не дозволяет нам подробно разобрать эту статью, имеющую все признаки самой плохой компиляции. Скажем только, что автор статьи «Иван-город, замок Шелонской пятины», страдает незнанием не только хронологии событий из русской истории, но и того, как они действительно происходили. Но довольно о quasi-учёных статьях нашего археологического общества, существующего не для всего города, а для удовольствия 20-ти членов археологической большой гильдии. Судьба этого общества, как мы выше показали, весьма тесно связана с участью большой гильдии собственников его и лиц, стоящих во главе учреждений, дни которых уже сочтены. Стало быть, с уничтожением в нашем городе остзейско-немецких гильдий, пользующихся гражданственностью в ущерб русским гильдиям и обществам, с устранением немецкого суда и управления, искусственно взрощённое археологическое общество падёт незаметно ни для кого…….

Ругодивцевъ»

Источник: газета «Русский Инвалид», № 179, 3 июля, 1868 год.

Категория: Публикации | Добавил: Fort-Ross (15.08.2019)
Просмотров: 467 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 2
0
1 Fort-Ross   [Материал]
Статья Ругодивцева 1868 года про археологическое общество в Нарве.

0
2 Fort-Ross   [Материал]
Надо дать почитать эту статью участникам АЛЬМАНАХА (для сравнения).  smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]