Меню сайта

Наш опрос

Какой период в истории города вам наиболее интересен?
Всего ответов: 1451

Форма входа

Поиск

Нарва вчера

Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Дела давно минувших дней » Это было давно

Учредители Товарищества Кренгольмской мануфактуры
 
Стоят, слева: Кольбе Эрнст Фёдорович, Хлудов Алексей Иванович, Хлудов Герасим Иванович. Сидят, слева: Солдатёнков Козьма Терентьевич, барон Кноп Лев Герасимович, Барлов Ричард Васильевич.
Кноп Лев Герасимович (Людвиг Йоган), барон (1821-1894) - московский купец 1-й гильдии, учредитель Товарищества Кренгольмской мануфактуры, основатель торгового дома "Людвиг Кноп"(строительство и оснащение текстильных предприятий, торговля хлопком), учредитель Товарищества Екатерингофской бумагопрядильной мануфактуры (д.Волынкино Петергофского участка С.-Петербурга), учредитель Товарищества Измайловской мануфактуры, учредитель и директор (1858-1862) Московского страхового от огня общества. Солдатёнков Козьма Терентьевич (1818-1901) - коммерции-советник, член совета Московского учётного банка, учредитель Волжско-Камского коммерческого банка, директор правления Товарищества Кренгольмской мануфактуры, директор правления товарищества мануфактуры "Эмиль Циндель", директор правления Товарищества Даниловской мануфактуры, директор Московского страхового от огня общества (1876-1898), гласный Московской городской думы, выборный Московского биржевого общества, основатель и попечитель Богадельни коммерции-советника К.Т.Солдатёнкова, крупный жертвователь общине Рогожского кладбища, жертвователь на строительство и содержание Солдатёнковской больницы, почётный член совета Московского коммерческого училища, почётный член Общества для пособия нуждающимся студентам Императорского Московского университета, жертвователь своего собрания русской живописи и библиотеки Румянцевскому музею в Москве ("Солдатёнковская галерея"), действительный член Императорской Академии художеств, издатель (Издательство К.Т.Солдатёнкова). Хлудов Алексей Иванович (1818-1882) - мануфактур-советник, председатель Московского биржевого комитета, председатель Московского отделения Совета торговли и мануфактур(1862 г.), старшина Московского купеческого сословия, член Московского коммерческого суда, совладелец торгового дома "А.и Г. Ивана Хлудова сыновья" (торговля бумажной пряжей), совладелец Товарищества Егорьевской бумагопрядильной фабрики А.и Г.Хлудовых, учредитель Товарищества Кренгольмской мануфактуры, директор Московского страхового от огня общества (1858-1863), коллекционер икон, рукописных и старопечатных книг. Хлудов Герасим Иванович (1821-1885) - мануфактур-советник, выборный московского биржевого общества (1870-1873), гласный московской городской думы (1863-1866), совладелец торгового дома "А.и Г. Ивана Хлудова сыновья" (торговля бумажной пряжей), совладелец Товарищества Егорьевской бумагопрядильной фабрики А.и Г.Хлудовых, учредитель Товарищества Кренгольмской мануфактуры, попечитель Егорьевской богадельни, основатель Дома призрения для бедных имени Г.И.Хлудова в Москве, коллекционер русской живописи.
 
Иллюстрация из альбома "Кренгольмская мануфактура. Историческое описание, составленное по случаю 50-летия её существования" СПб. 1907 г.
 
 
-------------------------------------------------------------------
 

ПРОСТРАНСТВО ПРОВЕ

Семья предпринимателей и благотворителей

Валерий Анатольевич Любартович - кандидат технических наук, профессор Московского государственного университета инженерной экологии.

Елена Михайловна Юхименко - кандидат филологических наук, сотрудник Государственного Исторического музея.

Авторы сердечно благодарны за консультации С.В. Ильину, Т.В. Калиш и И.В. Кудряшевой.

ОСНОВАТЕЛЬ династии Прове (Prowe) Карл-Эммануэль родился в городе Торн (Торунь, вблизи границы Пруссии и Царства Польского) в 1797 г. Там же в 1833 г. родился его сын Иоганн. В конце 1830-х гг. Прове переезжают в Москву.

В начале 1850-х гг. Иван (Иоганн) Карлович Прове начинает сотрудничество с Людвигом-Иоганном (Львом Герасимовичем) Кнопом (1821-1894), основателем торгово-промышленной фирмы "Л.Кноп". Иван Карлович участвует в создании на острове Кренгольм в устье реки Нарвы крупнейшего в России текстильного предприятия - Кренгольмской мануфактуры и записывается в первую гильдию нарвского купечества.

С 1865 г. Иван Карлович был уже заведующим делами и совладельцем Торгового дома "Л.Кноп", а с 1869 г., перейдя в московское купечество, заведовал московской конторой этой фирмы. В это же время Прове кандидат в директоры, а с 1883 г. - директор правления Товарищества Кренгольмской мануфактуры. По смерти Кнопа, с 1894 до 1901 г., Иван Прове возглавляет работу правления Товарищества в качестве старшего представителя и директора-распорядителя.

С начала своей деловой карьеры Прове стремился к приобретению недвижимости в Москве, и к концу XIX столетия в собственности его и его семьи было четыре земельных участка в районе Старой и Новой Басманных улиц, со вновь построенными и выразительными по архитектуре зданиями. Первый дом Ивана Карловича (Новая Басманная, 16) получил скульптурное убранство в мастерской Опекушина, второй (ныне ул. Лукьянова, 7) построен известнейшим зодчим Эрихсоном, третий (Старая Басманная, 17) перестроен из старого усадебного дома, четвертый, в глубине того же домовладения, замечателен тем, что невидим ни с какой улицы, а пятый (Новая Басманная, 22) отнесен ныне к памятникам архитектуры. В басманных владениях находились и хлопковые склады фирмы "Л.Кноп" (в 1888 г. в хронику городских происшествий попал большой пожар склада на земле Ивана Прове, уничтоживший 30 тысяч пудов хлопка). Прове стал и помещиком, оформив купчую крепость на имение Лапино в Московском уезде, на берегу р. Клязьмы, и прикупив к нему на следующий год землю при полусельце Максимкове. Здесь Прове строит свою летнюю резиденцию. Недвижимость Ивана Карловича в Москве и в уезде оценивалась в 606 тысяч рублей - из 2 миллионов 512 тысяч его личного капитала.

Трудолюбие и порядочность в делах снискали Ивану Прове авторитет в кругах московских купцов и биржевиков. Он избирался членом Московского Коммерческого суда, выборным Московского Купеческого сословия, членом Московского отделения Совета торговли и мануфактур, гласным Московской городской думы, выборным Московского биржевого общества, членом учетно-ссудного комитета по торгово-промышленным кредитам Московской конторы Госбанка, членом совета Елизаветинского благотворительного общества.

Знаменательной вехой его жизни стало активное участие в деятельности Комитета по устроению Музея изящных искусств имени императора Александра III в Москве. Прове вошел в комитет по приглашению Ивана Цветаева. Их знакомство началось заочно. 13 декабря 1897 г. Прове пишет письмо Цветаеву: "И мне было бы весьма желательно повидаться с Вами, я вот принял должность, а совсем не знаю, какие взял вследствие с тем на себя обязанности... А потому покорнейше прошу дать мне позволение представиться Вам, как только буду несколько свободнее". Личное знакомство состоялось лишь 1 марта 1898 г., когда основатель музея записал в дневник такие строки: "Нынешний день был очень счастливым. Виделся с Ив. Карл. Прове, который оказался человеком очень любезным и расположенным к Музею... Он признал особую полезность нашего музея и обещал взять стоимость целого зала на себя... Разговаривали мы с Прове о том, почему русские капиталисты и природные москвичи, вроде Саввы Морозова, не идут к нам в Комитет и отказываются помогать возникновению Музея, тогда как московские же коммерсанты с западноевропейскими фамилиями, напротив, охотно принимают участие в нашем деле, вызывающем их на материальные жертвы. Причина одна: большая культурность иностранцев в сравнении с нами. Наши купцы, большей частью, внуки простых мужиков - иностранные же коммерсанты имеют за собой, во всяком случае, более культурных предков". В отчете о деятельности Комитета за 1901 г. отмечено, что "Иван Карлович Прове... один из первых пришел на помощь Комитету своими личными средствами, приняв на себя сооружение в будущем библиотеки, и этим подал добрый пример целому ряду других щедрых жертвователей". Прове пожертвовал 20 тысяч рублей и, кроме того, привлек в качестве члена-учредителя и казначея музейного Комитета своего родственника, известного биржевика Ивана Юльевича Шульца, а в качестве члена-соревнователя Комитета и жертвователя - своего сына Федора Ивановича.

23 января того же 1901 г. Иван Карлович умер. "Сейчас прочел газетное извещение о кончине почтенного по репутации своей и как человека, и как общественного деятеля Ивана Карловича Прове, - писал Цветаев Юрию Нечаеву-Мальцеву. - Мир его доброй душе! Для Комитета тяжка эта утрата, потому что Иван Карлович так просто, так скоро, не заставляя себя просить, вошел в нашу среду при зарождении нашего учреждения, и в первое же его заседание взял на себя стоимость Библиотечной залы музея".

Прове был похоронен на Немецком кладбище рядом с родителями, женой Эмилией Ивановной, скончавшейся в 1887 г., и сыном Иоганном-Карлом, умершим в молодости. (С памятью о них Прове долгие годы был членом-учредителем Благотворительного общества при Басманной больнице, где содержал на свой счет койки для больных.)

***

Наследниками Ивана Прове стали его сыновья Рудольф (Роман), Карл-Александр (впоследствии Кирилл), Теодор-Фердинанд (Федор) и дочери Эмилия-Ядвига (в замужестве Миндер) и Адель-Луиза (в замужестве Калиш).

Самым известным из них в российских деловых кругах был титулярный советник, потомственный почетный гражданин Роман Иванович Прове (1861-1939) - солидный биржевик, маклер по хлопку, крупный банкир и промышленник, выборный Московского Биржевого общества. Известна его филантропическая деятельность в Елизаветинском благотворительном обществе и Комиссаровском техническом училище. В Москве ему принадлежали первый и третий из отцовских домов (в том порядке, как они перечислены выше).

Карл Иванович (1864-после 1925) с 1888 г. был московским купцом второй гильдии и имел собственную контору в Китай-городе по оптовой торговле бумажной пряжей и миткалем. По семейной традиции он участвовал в делах Торгового дома "Л.Кноп", будучи его представителем в правлении Товарищества Вознесенской мануфактуры. Вместе с женой Анной Ивановной Карл Прове состоял членом престижного Московского Автомобильного общества. Кириллом он назвался в 1915 г. в связи с гонением на немцев. Из отцовской недвижимости ему принадлежал "невидимый" особняк на Старой Басманной.

Федор Иванович Прове (1872 - после 1931) менее своих братьев участвовал в семейном промышленно-коммерческом деле, будучи лишь членом правлений нескольких Товариществ. Подлинной его страстью была нумизматика, любительское занятие которой вскоре перешло в научное изучение и коллекционирование. В 26 лет Прове избрали председателем Московского нумизматического общества. К 1917 г. его собрание было одним из крупнейших в России - наряду с собраниями Эрмитажа и Исторического музея. Федор Иванович состоял также членом Московского филармонического, Художественно-фотографического обществ, членом Общества вспомоществования нуждающимся учащимся Строгановского училища, членом Московского общества покровительства беспризорным и несовершеннолетним, освобождаемым из мест заключения... Федор Прове жил в пятом из фамильных домов, на Новой Басманной, деля его со своей сестрой-близнецом Аделью Ивановной, которой в 1909 г. уступил свою часть (за 100 тысяч рублей), а сам стал снимать квартиры.

Адель Ивановна Прове (1872-1940) вышла замуж в 1893 г. за почетного гражданина Георгия Германовича Калиша (1864-1916), торговца шерстью и шелком, совладельца фирмы мраморных и гранитных изделий. Георгий Калиш попечительствовал над 8-классным коммерческим училищем на Новой Басманной улице, а Адель Ивановна - над приютом для нищих девочек в Болшеве.

В 1912 г. почти все Прове этого поколения предприняли на Новой Басманной улице строительство на паях многоэтажного жилого дома (N 16), до сих пор доминирующего надо всей застройкой Басманных. А последним из найденных нами свидетельств участия всех членов клана Прове в управлении своим имуществом является протокол общего собрания пайщиков Товарищества Кренгольмской мануфактуры, хранящийся в фонде Московской казенной палаты. 12 июня 1918 г. Роман, Кирилл, Федор, Адель и Эмилия приняли участие в рассмотрении отчета правления за 1917 г. и выборах нового председателя правления - А.Л. Кнопа.

* * *

В соответствии с декретами СНК о национализации банков (от 27 декабря 1917 г.) и акционерных компаний (от 28 июня 1918 г.) ко второй половине 1918 г. Прове и их родственники Кнопы, Ферстеры, Калиши, Миндеры, Шульцы, Редлихи лишились в России своих состояний, а принадлежавшие им особняки, доходные дома и имения были реквизированы.

Роман Иванович эмигрировал с семьей в Германию, где умер в 1939 г.

Кирилл Иванович, выселенный из своего особняка, нашел пристанище в небольшой квартире на Спиридоньевке (дом N 16) и поступил на службу в издательство Наркомфина.

Федор Иванович, "уплотненный" в своей квартире в Бобровом переулке (дом N 22), лишился помещений для библиотеки и хранения коллекции монет и был вынужден начать распродажу своих нумизматических собраний, когда ни Эрмитаж, ни Исторический музей не были в состоянии приобрести хотя бы часть.

22 января 1924 г. известный ученый-нумизмат и сотрудник Исторического музея А.В. Орешников записал в дневнике: "Слышал, что арестованы оба брата Прове". Можно предположить, что Кирилл и Федор Ивановичи были привлечены к проводившемуся в то время ГПУ процессу по "делу Чердынцева". Двенадцать подсудимых (почти все - бывшие члены правления, пайщики и служащие Товарищества мануфактур Н.Н. Коншина в Серпухове) обвинялись в экономическом шпионаже, взяточничестве и других служебных преступлениях, а учредители частных посреднических фирм-партнеров треста (в том числе И.Д. Морозов и А.А. Найденов) - в злостной спекуляции его продукцией. Это дело органы связали с созданием эмигрантами - бывшими владельцами российских текстильных предприятий - картеля "Висбаденское соглашение", в которое входил, если верить судебным отчетам, и Роман Прове. Картель планировал получение концессий на текстильные предприятия в РСФСР и их кредитование. Обвиняемым ставились в вину собирание и передача за рубеж данных о фактическом состоянии предприятий текстильной промышленности РСФСР, коррупции, злоупотреблении властью и т.п. Некоторые из подсудимых отказались на суде от своих признательных показаний, сделанных на предварительном следствии, а Иван Давыдович Морозов назвал все разговоры о "Висбаденском соглашении" пустой болтовней. Тем не менее суд приговорил к расстрелу председателя правления Государственного Серпуховского треста В.И. Чердынцева и его сотрудника Н.М. Калинина, а других подсудимых - к разным срокам заключения с конфискацией имущества. Однако братья Кирилл и Федор Прове к судебной ответственности привлечены не были. Кирилл вскоре выехал в Эстонию, где в Нарве восстановил права собственности на одну из фабрик Товарищества Кренгольмской мануфактуры. Федор стал работать в хлопковом отделе Всесоюзного текстильного синдиката.

В 1927 г. на семью Федора Прове обрушились новые испытания. Были арестованы по обвинению в шпионской деятельности в составе группы, связанной с британской дипломатической миссией в Москве, его сыновья - служащий ЦАГИ Владимир Прове и писарь штаба батальона охраны здания Реввоенсовета Кирилл Прове, а также их родственник, юрисконсульт управления делами Реввоенсовета, бывший присяжный поверенный Владимир Александрович Корепанов. 24 октября 1927 г. военная коллегия Верховного суда РСФСР признала братьев Прове и В.А. Корепанова английскими шпионами и приговорила их к "высшей мере социальной защиты".

28 октября 1927 г. постановлением Особого совещания при ОГПУ и сам Федор Иванович Прове, его жена Софья Ивановна и сын Федор были высланы на три года в Казахстан. Тогда же в Нижний Новгород сосланы были Эмилия Миндер и Адель Калиш с семьей (один из сыновей Адели Ивановны, талантливый архитектор и педагог Василий Георгиевич Калиш (1899-1973), подвергся ссылке на пять лет в Соловки и в Мурманск).

Арест Федора Прове сопровождался конфискацией его нумизматической коллекции, которая поступила в ГОХРАН. Понимая ценность коллекции, московские нумизматы - эксперты ГОХРАНа - пытались добиться ее передачи в Исторический музей. В 1927 г. в ГИМ поступили лишь медные боспорские монеты, а основное собрание Прове через Советскую филателистическую ассоциацию в 1928 г. было продано в Германию. В собрании ГИМа сохранились только несколько монет (в том числе две уникальных), в свое время подаренных самим Прове, а также русская часть коллекции, которая в свое время перешла к П.В. Зубову и была завещана этим собирателем Историческому музею.

28 сентября 1931 г. А.В. Орешников записал в дневнике: "Идя по Чистым прудам, встретил Ф.И. Прове, возвратившегося с женой и сыном из ссылки. Обещал ко мне зайти". Это последнее обнаруженное нами упоминание о Федоре Ивановиче.

* * *

На бывшей даче Ивана Прове близ станции Болшево был создан по инициативе Горького санаторий "Сосновый бор", принадлежавший сначала ЦЕКУБУ, а затем АН СССР. Дача постепенно приходила в ветхое состояние, а с начала 1990-х гг. вообще была заброшена. Под новый, 1998 г. пришло известие об уничтожении этого своеобразного памятника архитектуры рубежа XIX-XX вв. пожаром. Много ранее, в 1940-х гг., на немецком кладбище исчезли могилы Ивана Прове, его предков и потомков. О "пространстве Прове" зримо напоминают шесть домов на Басманных улицах. Все они хорошо сохранились.

(С) "Независимая газета" (НГ), электронная версия (ЭВНГ). Номер 027 (1843) от 16 февраля 1999 г., вторник. Полоса 16.
Категория: Это было давно | Добавил: tellis (27.04.2009)
Просмотров: 2411
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]