Меню сайта

Наш опрос

Какой период в истории города вам наиболее интересен?
Всего ответов: 962

Форма входа

Поиск

Нарва вчера

Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Дела давно минувших дней » Неопознанные объекты

Заметки об одном приватном расследовании. Часть первая.
Хронология публикаций частей статьи 1, 2, соответственно 03.01, 26.01.2015 года.

«Видно, что старушка-Нарва современных жителей не
любит, хотя, откровенно сказать, и любить-то их не за
что; скажите: зачем они ломают старые дома, а взамен
их строят новые, современной моды, зачем они окош-
ки пробивают в сажень величиной, и туда зеркальные
стекла вставляют, зачем уничтожают старые детали, не
умея воссоздать взамен их новые, старым равноцен-
ные, - да разве перенесешь все эти зачем?»
.
Архитектор А.П. Аплаксин.
.
Рассматривая со смешанными чувствами разнообразные изображения Старой Нарвы, её былых многочисленных памятников средневекового зодчества, помня о разрушении города во второй мировой и о послевоенном отказе от восстановления этой архитектурно-исторической жемчужины, как минимум европейского значения, и, поражаясь агрессивно-равнодушному отношению к Старому Городу Нарвы в настоящее время, каждый раз эпиграфом крутятся эти, ставшие уже теперь, похоже, вечно актуальными, слова архитектора.
Но перейдём от "лирического" отступления всё-таки непосредственно к означенной в заголовке теме. После занятного и интересного, возможно, не только мне, но и другим посетителям сайта опыта с рисунком Александра Нормака, соблазнительно было проделать что-то подобное и с этой графической работой художника Романа Вахера. (Рис. 1)



Рис. 1

Где же, интересно, художник нашёл в средневековой застройке города точку обзора, откуда увидел нарисованный им городской вид? Казалось, с уже полученным опытом всё будет «гладко на бумаге», но, как говорится, «забыли про овраги»… Разобраться с примерным районом нахождения этого уголка Старого Города довольно просто. Но вот определиться с тем, какие же всё-таки постройки в этом районе и в каком виде точно попали на рисунок Романа Вахера, заметно труднее. Прежде всего, из-за теснящихся разнообразных архитектурных объёмов средневековых зданий, иногда сложной конфигурации и формы, с разновременными строительными наслоениями. При этом, даже определившись с постройками, попавшими на рисунок, мы, не имея никаких ориентиров на рисунке, не сможем точно и конкретно определить, в каких же местах границы угла обзора - границы рисунка реально пересекаются со стенами и кровлями этих строений. Это можно будет сделать весьма приблизительно, а, соответственно, и невозможно будет эти границы безупречно точно прочертить на плане Нарвы 1927 года. (Фрагмент плана города 1927 года с интересующей нас застройкой приведен на Рис. 7) Но, ведь, именно такие геометрические построения на плане могли бы дать нам быстрый и однозначный ответ на поставленный вопрос. Ну что ж, мы не ищем простых путей, мы ищем ответ на интересующий нас вопрос...
Как известно, талантливый человек талантлив во всём. Одна из граней мастерства художника - это выбор натуры для своих работ. Уголки Старого Города с открывающимися городскими видами, незнакомыми большинству городских обывателей, найти удавалось не всем. Такая довольно сложная и несколько хаотичная застройка, особенно внутриквартальная, открывала творческим натурам большие возможности в поисках мест, откуда можно было бы запечатлеть в создаваемых образах города архитектурные прелести средневековой Старой Нарвы. Но для этого, вероятно, художникам и фотографам приходилось обходить немалое количество дворов и зданий, перебирая различные варианты. И всё ради того, чтобы заставить зрителей, и тех, что были их современниками, и нас, их потомков, - зрителей сегодняшних, не остаться равнодушными к зачаровывающей красоте Старого Города.
Но откуда же всё-таки Роману Вахеру открылся в таком ракурсе интересный городской вид? Как это определить? Ответить на этот вопрос, по-моему, можно, и вот как… Если из неизвестной точки, художник когда-то давно наблюдал воочию, а мы сегодня видим на его рисунке, запутанную геометрии нарвских крыш на переднем плане, далее фасады, высокий щипец и черепичную крышу одного из нарвских зданий, а на заднем плане перед нами во всей своей строгости и барочной изысканности предстает башня Иоанновской церкви, то сам-собой напрашивается вывод, - это же так очевидно, что и с башни Иоанновской церкви тоже можно было увидеть место, откуда Роман Вахер в 1932 году смотрел на этот уголок Старой Нарвы. Не особо вдаваясь в подробности архитектурного пейзажа, только лишь по зданию Иоанновской церкви, крышу и башню которой мы видим на рисунке, уже можно определить, если не само это место, то его примерное расположение. Здание церкви, как известно, было ориентировано по направлению восток-запад. Тогда художник, судя по расположению здания церкви на рисунке, рисовал этот вид в той части города, которая находилась где-то северо-западнее Иоанновской церкви. С каждым годом после очередных современных "новаторских" проектов и решений властей в отношении Старого Города всё явственнее приходит понимание того, что мы и наши потомки вряд ли теперь уже обретём возможность когда-либо познакомиться с восстановленным Старым Городом. Немного скрашивает эти грустные мысли тот факт, что увидеть средневековую застройку Нарвы мы можем хотя бы на дошедших до нас снимках, картинах и рисунках, созданных когда-то людьми, неравнодушными к Старому Городу. И всё это благодаря тому, что эти изображения всё ещё сохраняются в коллекциях и фондах музеев и архивов. С башни Иоанновской церкви, самой высокой городской постройки, открывались прекрасные виды на лежащий внизу как на ладони средневековый город. А потому она довольно часто становилась местом, откуда создавались фотопанорамы различных частей Старого Города. Для того чтобы увидеть то, что нас интересует, нужна фотография, сделанная с башни Иоанновской церкви, на которую попала бы часть Старого города северо-западнее неё.
Такой снимок нашелся, вот он. Сделан он фотографом-любителем О[тто] Громаном (O[tto] Grohmann) в 1930 году. Попробуем сориентироваться на этом панорамном фото. (Рис. 2)



Рис. 2

В правом нижнем углу (Рис. 2) можно отыскать щипец здания, точнее его самую верхнюю часть, попавшую в кадр.
Если судить по южному фасаду здания Суур 13/ Кооли 2 (дом с ломаной крышей в середине кадра в нижней части снимка), показывающему направление ул. Кооли, то ступенчатый щипец – это, возможно, не что иное, как верх фронтона дома на углу улиц Пагари и Кооли (дом Пагари 1/Кооли 6). На рисунке (Рис. 1) мы видим, что большое здание со ступенчатым фронтоном - это две сблокированные, стоящие друг за другом постройки. С высокой долей вероятности можно утверждать: именно этот дом с высоким щипцом (дом Пагари 1/Кооли 6) и следующий за ним дом (Кооли 8) и изображены на рисунке перед башней Иоанновской церкви. (расположение улиц и зданий можно посмотреть на нижеприведённом плане этого района Нарвы Рис. 7)
Рассмотрим увеличенный фрагмент фотографии. По щипцу здания Пагари 1/Кооли 6 можно понять, что вся застройка, видимая напротив него, это застройка, находящаяся на противоположной (чётной) стороне улицы Пагари. Отметим также, что на этом участке от красной линии этой стороны улицы вплоть до двухэтажных зданий во внутриквартальной застройке нет никаких высоких строений. (Рис. 3)



Рис. 3

Пожалуй, нам будет полезен ещё и вот этот снимок ул. Пагари 1918 года, на котором можно рассмотреть четную и нечетную стороны улицы. (Рис. 4)



Рис. 4

На этом снимке (Рис. 4) в крайней левой части кадра мы видим не полностью фасад строения на участке № 2. За ним идёт стена с проёмом ворот участка под № 4, еще дальше 2-х этажное здание повыше - № 6 и за ним тоже 2-х этажное здание, но еще выше, чем предыдущее, и уже это здание своим северным фасадом выходит на ул. Рюютли. На нечётной стороне улицы (в кадре справа) напротив построек № 2 и № 4 по четной стороне находится дом № 1 (Пагари 1/Кооли 6) и его участок с хозяйственными постройками. От этого здания мы видим лишь часть фасада, точнее, часть уличного фасада его деревянной пристройки. (см. Рис. 1) Далее по этой стороне улицы на земельном участке дома Пагари 1/Кооли 6 идут одноэтажные дворовые хозпостройки и знакомые нам ворота, над которыми вмонтированы три маскарона. Потом идет одноэтажный дом № 1a с другим, также известным нам порталом ворот. Если мы видим на рисунке, как и предположили, дом Пагари 1/Кооли 6 и вплотную пристроенный к нему дом Кооли 8, то, вполне очевидно, что на рисунке Р.Вахера вместе с этим домом запечатлена и описанная выше застройка именно этого участка улицы. Только на рисунке дом Пагари 1a, хозпостройки на участке дома Пагари 1/Кооли 6 и само это здание видны не полностью. А видим мы их, скорее всего, в просвете между строениями, располагавшимися на участках № 2, 4, 6. Из какого места? Обратимся снова к панорамному снимку. Сейчас нам, строго говоря, не принципиально, из какого проёма башни из тех, которые видны на рисунке, открывалась эта реальная панорама. Не важно нам и куда был ориентирован проём, из которого делался панорамный снимок. Если кого-то это заинтересует, то в конце статьи он сможет получить ответ и на этот вопрос. Главное для нас сейчас не это, а то, что на снимке мы видим интересующую нас застройку. Внимательно рассмотрев её, можно предположить, что наиболее вероятными точками обзора, откуда художником создавался рисунок, могли быть точки обзора, находящиеся не ниже окон второго этажа. Это кстати подтверждается отчасти и самим рисунком, видно же, что художник смотрит из какой-то точки, находящейся выше уровня земли. Таким образом, «высотные доминанты»-двухэтажные здания во внутриквартальной застройке, сразу нашедшиеся при нашем первоначальном знакомстве с панорамой, наверное, и надо рассматривать как самые подходящие и «универсальные» для возможного месторасположения художника в момент создания рисунка. Попробуем убедиться, не ошиблись ли мы с выбором.
Одно из этих зданий обращено к улице восточным торцовым фасадом без окон (на фрагменте другого подобного панорамного снимка (Рис. 5) этот фасад виден с приставленной к нему лестницей), поэтому этот вариант мы, наверное, можем отбросить. А вот у ещё одного здания мы видим два окна второго этажа на восточном дворовом фасаде, а на крыше слуховое окно чердака над этими двумя окнами и мансардное окно у самого конька.



Рис. 5 Фрагмент другого подобного панорамного снимка.

Пока мы не разобрались, все окна и даже крышу здания, поскольку она относительно поката, будем считать потенциально возможными местами, откуда художнику открылся городской пейзаж, который он зарисовал.
Можно, конечно, попытаться и умозрительно определить, какое же место, та, скрытая пока от нас, точка. Но лучше это сделать более доказательным способом. Интересующую нас точку обзора, в виду усложнившихся обстоятельств, мы попробуем найти с помощью чуть более сложных геометрических построений, чем в случае с рисунком А.Нормака. Разобраться в принципах этих построений нам поможет приведённый здесь схематичный рисунок - Рис. 6.



Рис. 6

На рисунке в качестве примера изображены два дома в аксонометрической проекции, стоящие на горизонтальной плоскости. В реальности этой горизонтальной плоскостью может быть или плоскость земли, или плоскость чертежа с планом. Условимся с кое-какой терминологией и разберёмся с обозначениями на рисунке (Рис. 6).
Первое. Наблюдатель, находясь в точке обзора (ТО), может смотреть на городскую панораму перед собой в разных направления в пределах какого-то угла обзора (светло-зелёный участок горизонтальной плоскости). В нашем случае угол обзора определяется границами рисунка Романа Вахера. Нужно заметить, что в нашем случае ТО находится на некой горизонтальной плоскости, параллельной плоскости земли и находящейся на некоторой высоте от неё, но суть геометрических построений это не меняет.
Второе. Прямые линии, показывающие направление взгляда наблюдателя из ТО, к примеру, ТО-Е, могут проходить не только в разных направлениях в пределах угла обзора, но и под разным углом к горизонтальной плоскости (угол по вертикали). Мы помним о том, что точка обзора не могла находиться на уровне земли. Но вот на какой высоте от уровня земли находилась горизонтальная плоскость с точкой обзора, пока неизвестно.
Третье. Две прямые однозначно и с избыточностью определят любую плоскость – это аксиома, известная из школьного курса геометрии. Прямая линия, показывающая направление взгляда наблюдателя (ТО-Е), исходящая под углом (к горизонтальной плоскости) из ТО, и другая прямая TO-E1 - её проекция на горизонтальную плоскость в соответствии с приведённой аксиомой тоже определяют какую-то плоскость. На Рис. 6 это вертикальная плоскость, обозначенная серым цветом. Причем проекция прямой, показывающей направление взгляда наблюдателя, и проекция вертикальной плоскости, которой прямая принадлежит – это одна и та же линия TO-E1 на горизонтальной плоскости.
Четвёртое. Вертикальная плоскость на любом удалении от ТО для наблюдателя предстает в виде вертикальной прямой линии, на Рис. 6 это, к примеру, прямые a-b, d-c. При этом для наблюдателя эти прямые, находящиеся строго друг за другом и на каком-то расстоянии друг от друга, сливаются в одну вертикальную прямую линию.
Пятое. Любые точки пересечения вертикальной плоскости и архитектурных объектов (к примеру, точки G и F на Рис. 6) можно без проблем отобразить на её горизонтальной проекции TO-E1. Отметим также следующее: для того чтобы построить прямую линию, показывающую направление взгляда художника из ТО в реальном пространстве и на плане, достаточно двух точек. Это могут быть или ТО и одна из двух точек G или F, или вообще только эти две точки G и F. В данном случае нам неизвестно, где находится ТО, тогда надо по точкам G и F построить прямую, которая может привести нас в неизвестную нам ТО. Если мы найдём такие точки и точно определим их расположение на каких-то объектах, допустим на зданиях, которые мы видим на рисунке, то соответственно эти точки (G и F) мы сможем с такой же точностью нанести на проекцию этих же архитектурных объектов (точки G1 и F1) на горизонтальной плоскости (участки, закрашенные красным цветом), т.е. фактически на план. В итоге на плане по этим точкам мы уже сможем построить необходимую прямую линию, которая и укажет нам неизвестную пока ТО.
Ну что ж, осталась сущая мелочь, перейдя к рисунку художника Романа Вахера, определить такое направление взгляда художника на рисунке, которое позволит нам найти необходимые точки в соответствии с вышеописанными «теоретическими выкладками».
Находим на плане все упоминавшиеся выше объекты и раскрашиваем для наглядности каждый в свой цвет.



Рис. 7

В этом месте наших рассуждений, наверное, есть смысл перевести дух и сделать паузу. Мне кажется, что без неё наше дальнейшее ознакомление с материалом в полном объёме за один присест будет уже чрезмерно затянувшимся и утомительным, и тогда вместо получения удовольствия от процесса разгадывания может появиться чувство ненужного раздражения. Нам это надо? Очевидно, - нет. Тогда сделаем перерыв до следующей публикации. Зато теперь, до ознакомления со следующей частью статьи, у каждого появилась возможность попробовать самостоятельно определить ту, искомую точку в исчезнувшей нарвской застройке, в которой находился художник. Ну а после ознакомления с продолжением можно будет сравнить свои предположения с результатом расследования, представленным во второй части статьи.
Продолжение следует ...
Категория: Неопознанные объекты | Добавил: misha (03.01.2015)
Просмотров: 477 | Комментарии: 5
Всего комментариев: 5
avatar
0
1
Очень интересно! В ожидании второй части, немного об авторе рисунка.
Роман Вахер родился в городе Юрьев (Тарту) в 1909 году. Учился в
немецкой гимназии, потом в Высшей художественной школе «Паллас»,
которая до 1938 года была единственным высшим учебным заведением
изобразительного искусства в буржуазной Эстонии. В 1936 поступил
в Лейпцигскую Государственную академию графики и книгопечатания
(ныне Лейпцигская академия визуальных искусств).
В 1937 вернулся, преподавал графику в «Палласе». В 1939 эмигрировал
из Эстонии. В 1945 обосновался в ЮАР. Умер в Кейптауне в 1975.

Нарвские виды молодой Вахер (23 года) сделал во время приезда
учеников школы «Паллас» в Нарву в 1932. Всего известных рисунков 8.
avatar
0
2


На графических работах Романа Вахера с видами Нарвы, находящих-
ся в собраниях различных эстонских музеев, в том числе и в Нарвском
музее, стоят две даты, 1932 и 1933 год. Даты, вероятно, зависят от то-
го, в какой технике выполнены эти работы?
Если работы 1932 года могут быть оригинальными рисунками, то рабо-
ты с датой 1933 года, это скорее всего литографии, созданные на ос-
нове рисунков (возможно, эстампы, т.е. оттиски с литографической
(каменной) формы, созданные с каким-либо участием автора в процес-
се печати, или как минимум с авторской подписью)
И ещё одна загадка(?). До войны, по крайней мере, в нарвском городс-
ком музее имени Глафиры и Сергея Лаврецовых согласно каталогу раз-
дела "Искусство" 1935 года в коллекции было не 8, а 10 графических
листов художника с видами Нарвы. Где же ещё два, или не с такими из-
вестными, или с неизвестными теперь вовсе изображениями? Что, инте-
ресно, по этому поводу говорят современные работники музея?
avatar
0
3
Да, с датами как-то не совсем понятно.
И нарвских видов вероятно больше восьми.
Недавно на одном шведском аукционе продавалась литография
с Нарвским замком. Дата стоит 1936, когда Вахер находился в Германии.

avatar
0
4
Так с датами-то ситуация, как мне представляется, более-менее понятная.
Дата, поставленная художником на рисунке в момент его создания, и дата,
указываемая на фактически другом художественном произведении, хоть и
на основе этого рисунка, - литографии, это, наверное, вполне обоснованно
две разные даты. И не обычное ли это дело, когда, допустим, любой оттиск
может иметь свою дату, дату его печати?
А не мог ли Роман Вахер создать эту литографию по своему рисунку в Герма-
нии в 1936 году? Обратите внимание: в левом нижнем углу рисунка мы ви-
дим две буквы "RW", это же, скорее всего, инициалы художника, написан-
ные на немецкий манер, ведь, по-эстонски должно было бы быть "RV".
avatar
0
5
RW есть и на рисунках с датой 1933
avatar