Меню сайта

Наш опрос

Какой период в истории города вам наиболее интересен?
Всего ответов: 1358

Форма входа

Поиск

Нарва вчера

Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Дела давно минувших дней » Это было давно

Штрихи к истории нарвских фабрик барона Штиглица. Часть пятая.
Хронология публикаций частей статьи
1, 2, 3, 4, 5 опубликованы соответственно 25.10, 22.11, 24.12.2016, 28.12.2017, 29.10.2018 года.

Видно, что старушка-Нарва современных жителей не
любит, хотя, откровенно сказать, и любить-то их не за
что; скажите: зачем они ломают старые дома, а взамен
их строят новые, современной моды, зачем они окош-
ки пробивают в сажень величиной, и туда зеркальные
стекла вставляют, зачем уничтожают старые детали, не
умея воссоздать взамен их новые, старым равноцен-
ные, - да разве перенесешь все эти зачем?»
.
Архитектор А.П. Аплаксин.

С именем барона А.Л. Штиглица, владевшего фабрикой свыше 30 лет, связан ее расцвет и формирование своеобразного фабричного района - одного из двух поселков при его фабриках. Еще с тех времен, когда участок земли, на котором стояла Суконная фабрика и поселок при ней, принадлежал купцу Крамеру, эта территория носила название - Крамерсмюлен. Позже этот район города с поселками и фабриками получил общее название Парусинка.



Панорама городского района Крамерсмюлен, места расположения фабрик барона Штиглица и фабричных поселков при них. Фотография предположительно конца XIX века. Снимок Яаана Кристин сделан с водонапорной башни Кренгольмской мануфактуры, с левого берега Наровы.



Панорамный аэрофотоснимок с высоты 500 метров, на котором хорошо видны корпуса Суконной мануфактуры, возведенные еще в середине XIX века, и застройка фабричного жилого поселка. 1930-е гг.

В 1880 году Суконная фабрика барона Штиглица и Ко перешла к Высочайше утвержденному Товариществу Нарвской Суконной мануфактуры бывшей суконной фабрики барона А.Л. Штиглица. В некоторых источниках говорится о том, что товарищество уже учреждал единолично новый владелец Наполеон Пельтцер. Чем авторами может обосновываться такое мнение непонятно, но из официального документа-источника, издававшегося при правительствующем сенате видно, что мнение это не соответствует действительности.



После смерти Александра Людвиговича Штиглица наследницей громадного состояния, в том числе и владелицей обеих фабрик стала приемная дочь-воспитанница барона Наде́жда Миха́йловна По́ловцова (до замужества — Ию́нева или Ю́нина; 1843—1908),



Наде́жда Миха́йловна По́ловцова, фото 1880-х гг.

еще в 1861 году вышедшая замуж за будущего члена Государственного совета Половцова Александра Александровича (1832-1909).



Александр Александрович Половцов. Фото, предположительно, 1880-х гг.

По прошествии какого-то периода времени, скорее всего, контроль над фабриками перешел к компаньону барона - Пельтцеру Наполеону Ивановичу и его семье. По всей видимости, А.А.Половцов имел возможность распоряжаться наследством своей жены, но даже имея такую возможность, в промышленно-финансовой деятельности он не преуспел. Вот что писал в своих воспоминаниях Сергей Юльевич Витте (1849-1915) (в бытность свою министром финансов в 1892-1903 гг. добился введения в России золотого стандарта рубля в 1897 году) «Половцов ... умудрился сделать так, что, когда он... умер, то наследникам его осталось самое ограниченное состояние в несколько миллионов рублей..., а все остальное было уничтожено. Говорю “уничтожено”, а не проедено, потому что хотя он жил широко, но все-таки совсем не настолько широко, чтобы можно было прожить такое громадное состояние. Все время он занимался различными аферами: продавал, покупал, спекулировал и доспекулировался до того, что почти все состояние своей жены проспекулировал»
Данных о том, владел ли еще в дальнейшем паями товарищества кто-либо еще не из клана Пельтцер, нет. Но в любом случае основная часть паёв и, вероятно, может быть, и контрольный пакет принадлежал членам семьи Пельтцер и они полностью контролировали работу обеих фабрик.



Оригинальный экземпляр акции «Товарищества Нарвской Суконной мануфактуры бывшей суконной фабрики барона А.Л. Штиглица.» выпуска 1899 года на пай № 456 в 5000 рублей на имя Матильды Александровны Пельтцер. Среди многочисленных детей Наполеона Пельтцера был еще и сын Александр (1852 - 1923), возможно, этот пай оформлен на его дочь Марию/нем. Матильда? (1887-1920-е гг.), внучку Наполеона Пельтцера.

В конце XIX века производство значительно расширилось. Предприятие стало крупным и доходным. К 1899 году годовое производство с первоначальной цифры 275 000 рублей возросло до свыше 2 миллионов рублей в год.
В это время при мануфактуре имелись:
1. Больница с 50-ю постоянными кроватями и аптекою.



2. барак на 100 кроватей совместно с соседнею Нарвской Льнопрядильной Мануфактурой
3. при больнице и бараке состояли врач, фельдшер и необходимая прислуга.
4. народная школа в два отдела на 120 воспитанников. При школе 2 учителя, законоучитель, учитель пения и библиотека.
Училище Товарищества Суконной мануфактуры для детей обоего пола было открыто в 1861 году. При училище имелась библиотека для детей и взрослых. Штрафы за прогуливание занятий шли на пополнение библиотек.
5. два общества пения: русское и эстонское
6. пожарная команда из рабочих и служащих на мануфактуре.

Несмотря на очевидные социальные достижения в обустройстве жизни фабричных рабочих многим проблемам должного внимания не уделялось. И их решение стоило общественным институтам многих усилий. Всё-таки предприятие было частным и капиталистическим и главной его целью оставалось достижение максимальной прибыли при минимизации затрат для её получения. Потому идеализировать работу предприятий, что при бароне, что при последующих владельцах, вводя современного читателя в заблуждение, как это иногда делается современными авторами, не стоит. Вот один, но очень яркий пример, в полной мере характеризующий якобы саморегулирующую так называемую невидимую руку свободного рынка. Это касается, если говорить на современный лад, экологических проблем, т.е. влияние всего комплекса мануфактуры, жилого поселка и самого работающего производства, на окружающую среду. И хотя термин «экология» уже существовал с середины XIX века, но в современном понимании экологии как науки по изучению влияния деятельности организмов на состояние окружающей среды и главное по её охране еще не существовало. Тогдашняя экология была еще в зачаточном состоянии и, наверное, скорее являлась исключительно медицинской экологией, т.е. прежде всего из обширного комплекса экологических вопросов вычленялись вопросы гигиены и санитарии. Вот эти проблемы в конце XIX века - начале XX века в частности в поселке Суконной мануфактуры чиновники санитарных надзорных органов Ямбургского уезда и пытались по мере своих сил решать, преодолевая сопротивление хозяев. В докладе Н.А. Золотавина на IX съезде земских врачей СПб губернии «Очерк положения земско-медицинского и санитарного дела в ямбургском уезде» отмечается, что в 1901 году на заседании Санитарной комиссии уездной Управы рассматривался вопрос с предысторией о представленном в комиссию проекте по осадочному колодцу клозетных вод на Суконной мануфактуре, составленным господином Бальбианом, техником мануфактуры.
«Вообще за последние годы санитарный надзор дошел до minimum’a, а можно сказать что даже свелся к нулю. Причины такого положения дела следует искать прежде всегов особенности отношения к земскому санитарному наблюдению со стороны администрации. Укажем два примера. В 1899, 1900 и 1901 годах санитарный врач настаивал, например, на том, чтобы на суконной мануфактуре было устроено очистительное сооружение при спуске нечистот из находящегося на дровяном дворе громадного общего выгреба для отстойки клозетных и прачешных вод фабричной больницы, спускаемых в реку Нарову. При бактериологическом исследовании воды реки Наровы ниже фабрик, произведенном в 1897 и 1898 годах, в пробе, взятой при впадении струи из вышеупомянутого выгреба в Нарову найдено 87 780 микробов на 1 куб.см. воды. Результатом настояний санитарного надзора было то, что мануфактура согласилась переделать выгреб с устройством химического осаждения. Был составлен проект техником мануфактуры, рассмотренный потом (18 марта 1902 года) как при участии составителя, так и особо приглашенных техников и гигиенистов в специальном заседании губернской санитарной комиссии. Дело совсем направилось к благополучному для нарвских обывателей, употребляющих загрязненную фабричную воду, концу. Однако перед самой постройкой дело приняло совершенно новый оборот. На запрос санитарного врача мануфактура предъявила совершенно другой проект осадочного колодца, составленный строительным отделением СПб губернского правления и подписанный губернатором, врачебным инспектором, губернским инженером и проч. Новый проект представлял обыкновенный петербургский домовой выгреб с перегородкой (отстойка без осаждения). Единственное достоинство нового проекта было то, что устройство его стоит дешево. О действительной же, достигающей цели очистке грязных вод таким способом нечего было и думать.
… В объяснение всего этого необходимо отметить, что санитарный врач имеет некоторое право (ограниченное циркулярами губернатора требованием участия полиции) только осматривать заведение и, пожалуй, высказывать свои взгляды на необходимые меры, которые хозяева заведения или чаще их подручные вынуждены выслушать, но не исполнять. Проведение же результатов осмотра в жизнь зависит от полиции, которая даже и на осмотры по инициативе врача является не всегда, уклоняясь по тем или иным законным причинам, которые официально всегда можно найти. Отсюда понятно, что все последние годы роль санитарного врача ограничивалась сообщением в своих отчетах о всех, иногда нестерпимых, беспорядках по санитарной части уездной и губернской управам и уездному земскому собранию.»
Вот так.

Продолжение следует...
Категория: Это было давно | Добавил: misha (29.10.2018)
Просмотров: 43
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]